Ю.Батулин

Иван Алексеевич прошел полностью курс лечения —не помогло. Врачи назначили повторное лечение. Но и оно не помогло. Состояние его ухудшалось.

«На отца было больно смотреть, — вспоминает сын Николай Иванович. —До сих пор ему было «восемнадцать лет», теперь резко стало 72. Я понял: чтобы спасти ему жизнь, необходимо искать альтернативные методы лечения. И вспомнил про своего начальника, под командованием которого я служил в Вооруженных Силах, — Юрия Павловича Батулина. Зная, что он занимается парапсихологией и биоэнерге­тикой, решил обратиться к нему».

«Иридо- и биодиагностика указали настоящую болезнь: рак, — рассказывает Юрий Павлович. —Но я не назвал это слово вслух. Сказал, чтобы больного обследо­вали в Ю.Батулин Киеве у более квалифицированных специалистов. Через некоторое время звонит мне Николай Иванович: «Юрий Павлович, в трех институтах обследова­лись, врачи подтвердили диагноз — воспаление легких. Добавили только, что тяже­ло поддающийся лечению. Больше ничего не обнаружили».

Положил я трубку. А мысли про старика не дают покоя. Знаю, что у него страшная болезнь. Но какое право я имел ставить под сомнение выводы, трех солидных медицинских учреждений?»

Ивану Алексеевичу становилось с каждым днем все хуже и хуже. Сыновья повезли его снова на обследование. В конце концов в Институте пульмонологии при помощи пункции ему поставили диагноз: рак легких 4-й степени. Сразу пере­пели в Ю.Батулин онкологическое отделение. Провели курс химиотерапии. Иван Алексеевич уже не вставал с постели, отказывался от еды.

— Съедал только ложку черной икры за целый день. Так и держался, — рассказы­вает И. А, Третяк. Когда выписывался из больницы, не мог даже одеться сам.

— Ждем вас на повторный курс, — сказал на прощание врач.

— Нет, я к вам больше не приду.

— Если хотите жить, придете...

— Но я отказался, —рассказывает Иван Алексеевич. — Видел, как сразу после химиотерапии люди стареют на 20 лет, у них выпадают волосы, высушивается тело. После повторного курса человека выносят, а после третьего он практически ничем не отличается от покойника Ю.Батулин.

Николаи Иванович снова набрал номер телефона Юрия Батулина.

Спасите отца. На вас одна надежда. Врачи были откровенны, готовьтесь к худшему — жить ему оставалось максимум полторы недели.

Юрий Павлович сомневался: сможет ли чем-нибудь помочь. Но не смог отка­зать своему товарищу по службе.

Я сам себя спрашивал, справлюсь ли, — вспоминает Юрий Павлович. — Пугал не только возраст пациента и его больное сердце, а прежде всего то, что организм больного был чрезвычайно переполнен химией. Поэтому первым условием было оста­новить прием таблеток, которые тот принимал горстями.

Иван Алексеевич сложил все таблетки в один пакет, положил их за образами, сдавшись на волю Бога и Ю.Батулин Юрия Павловича. И началась напряженная борьба за жизнь.

Иван Алексеевич был очень слабым, — вспоминает Юрий Павлович. Поэтому биоэнергетические сеансы я проводил очень осторожно: боялся, выдержит ли. Не ожидая полного очищения организма, ввел фитотерапию и уринотерапию, приго­товил больному специальный препарат. Надо сказать, что лечение проходило на



documentaatqvbt.html
documentaatrcmb.html
documentaatrjwj.html
documentaatrrgr.html
documentaatryqz.html
Документ Ю.Батулин